9ce9bf27     

Назаров Вячеслав - Вечные Паруса



Вячеслав Назаров
Вечные паруса
Фантастические повести
Стихи Вячеслава Назарова хорошо известны читателям. Он автор книг
"Сирень под солнцем", "Соната", "Формула радости", участник поэтических
сборников, вышедших в Москве, Кемерово, Иркутске, лауреат премии имени
Красноярского комсомола.
"Вечные паруса" - первая прозаическая книга поэта. И вряд ли можно
считать случайностью то, что В. Назарова привлек жанр фантастики.
Напряженная публицистичность, философский анализ, стремление не только
увидеть и описать, но и осмыслить событие в "связи времен", отличали его
поэтическую работу. Эти же черты присущи и четырем повестям, входящим в
книгу "Вечные паруса".
Не все в книге бесспорно. Не хочется, к примеру, верить, что
человечество, освоив космос, исследовав планеты Солнечной системы, построив
города на Марсе и Венере, получив ключ к сверхсветовым скоростям и
возможность контакта с иным разумом, останется разделенным на два лагеря -
мир социализма и мир капитализма. Но ведь задача состоит в том, чтобы
осветить настоящее светом будущего.
Герои книги В. Назарова живут и работают так же, как наши современники
- неистово и упоенно - и поэтому никогда не состарятся и не поблекнут
вечные паруса - символ мятежа и исканий, неистребимой доброты и вечной
человеческой неудовлетворенности сделанным - то, что зовется прогрессом.
Там, в неизмеренной дали,
за солнцем солнце открывая,
увидят люди край земли
и остановятся у края...
Перед стеною вечной тьмы
замрут лучи радиотоков...
И вот тогда проснемся мы
в крови неведомых потомков.
Мы распрямимся в их телах
и сузим яростные веки.
И хрустнут в сомкнутых руках
предохранительные вехи.
И прозвучит сигналом к бою
неукротимость древних снов.
И снова вспыхнут за спиною
крутые крылья парусов...
НАРУШИТЕЛЬ
В кают-компании никого не было. Андрей швырнул на стол пачку записей и
огляделся. Настенные часы напомнили ему, что раздражаться нечего: до начала
совета еще пятнадцать минут. Он опять поторопился и винить нужно только
себя.
Андрей вздохнул и уселся на свое место. Кресло под ним недовольно
заскрипело.
То-то и оно. Полгода в космосе - не шутка. Даже для металлических
кронштейнов кресла. А для человеческих нервов - тем более. Особенно когда
эти полгода - сплошная цепочка неудач.
Неудач ли?
В кают-компании тонко пахло сиренью.
Традиционная веточка сирени - последний подарок Земли - за полгода
превратилась в целый куст. И неожиданно зацвела. Словно почувствовала, что
скитаньям - конец, что скоро замаячит в прицельных визирах желтый шарик
Солнца и откроется черная труба Большого Звездного Коридора, приглашая
домой. А потом зеленовато-голубая Земля закроет полнеба, и загудят под
магнитными подошвами трапы лунного космопорта... Сирень вернется к тем, кто
подарил ее - к мальчишкам и девчонкам в красных галстуках. Таков обычай.
А пока сиреневый куст стоит в углу, и на влажных сине-фиолетовых
соцветьях гаснут малахитовые блики чужого заката. И самое странное, куст
очень вписывается в окружающий безжизненный пейзаж, который равнодушно и
объемно рисует широкий, во всю стену, обзорный экран.
Зачем понадобился такой большой экран? Такое ощущение, что сидишь на
веранде и только хрупкое стекло отделяет тебя от чужого мира. Мира, в
котором ты - непрошеный гость. Ощущение не из приятных, особенно к исходу
шестого месяца. Недаром кто-то из ребят приладил к видеостене самодельные
портьеры: так спокойнее. А на чудеса они уже насмотрелись. Хватит!
Андрей встал, чтобы заде



Назад