9ce9bf27     

Назаров Вячеслав - Бремя Равных



Вячеслав Алексеевич Назаров
БРЕМЯ РАВНЫХ
Поэт Вячеслав Алексеевич Назаров (1935-1977) впервые опубликовал
фантастический рассказ в журнале "Енисей" в 1968 году. В 1972 году в
Красноярске вышла книга его фантастических повестей "Вечные паруса",
получившая высокую оценку читателей и критики.
Произведения В. Назарова издавались в Москве в журнале "Искатель"
(1977 г.), в сборнике фантастов Сибири "Зеленый поезд" (1976 г.), в серии
"Библиотека советской фантастики" вышла книга "Зеленые двери земли" (изд-во
"Мол. гвардия" 1978).
Новые фантастические повести, вошедшие в эту книгу, актуальны, остры,
динамичны. Для В. Назарова, поэта и фантаста, характерно обращение к целому
ряду проблем и идей. Писателя волнуют вопросы взаимодействия науки и
общества, он размышляет о месте ученого, о мере ответственности его прав и
обязанностей, о готовности человека вообще ко встрече с Неизвестным в
глубинах космоса или у себя на земле ("Бремя равных").
В социально-критическом ключе написаны повести "Силайское яблоко" и
"Восстание супров". Повесть "Силайское яблоко" направлена против мифов
тоталитарного государства, против диктаторов разной величины и
формовыражевия, в ней отразились проблемы самых: разнообразных аспектов. В
"Восстании супров" автор затрагивает антимилитаристские мотивы, вопросы
взаимопонимания людей разных поколений. Повести объединены гуманистической
идеей ответственности человека за своя дела, где бы он ни был - на земле
или в космосе.
БРЕМЯ РАВНЫХ
Сыну Юлию посвящаю
1. БЕРЕГ
Будильник пропел вовремя, и Нина отчетливо слышала его голос, но когда
она, наконец, нашла в себе силы открыть глаза, за окном уже стоял сиреневый
рассвет, а светящиеся на потолке часы показывали без пятнадцати четыре.
В углу беззвучно надрывался видеофон. Световой сигнал срочного вызова
то наливался угрожающим багрянцем, то обмирал до нежнорозового, отчаявшись
привлечь внимание.
Конечно, звук тоже выключен.
Накинув халат и пытаясь на ходу основательно рассердиться, Нина
подошла к видеофону.
Экран дернулся, и появился Андрей - усталый, волосы прилипли к мокрому
лбу.
- Ты где?
- Все еще в Москве...
Невольно вырвалось жалостное:
- Ты не спал?
- Нет, Нинок. Все ещё решаем... Андрей звонил из автомата, около дверл
расплывчато маячили раздраженные тени.
- Ну и до чего дорешались?
- Боюсь, биостанцию с Прометея все-таки снимут...
- Почему? Это же отступление!
- Отступление, конечно. Но разве убедишь... Биостанцию построили,
чтобы экспериментировать над планетой Прометей. В смысле распространения
земной жизни. А сейчас получается, что экспериментируют над нами. Да еще
неизвестно кто. Быть кроликом неприятно... И опасно.
- А как же с Антроповым? Куда его?
- В том-то все дело. Оставить на Прометее одного - все равно что
раненого в тайге бросить. Вернуть на Землю-почти убийство, врачи убеждены,
что Антропов живет только за счет каких-то загадочных процессов, возможных
только на Прометее...
- Ну, а Антропов? Как .он сам-то?
- Что Антропов? Семен в этих делах уже не в счет... Мелочи, вроде
собственной судьбы, его уже не интересуют... Полный распад психики. Да нет,
он в своем уме, это-то и страшно. Он все понимает и сознает. Но в каком-то
другом измерении, что ли. Биостанция шлет панические менгограммы: что
делать?
Лицо на экране дернулось, но уже не от помех... Нина покосилась на
часы, и-Андрей заметил это.
- Прости, Нинок. Мало того, что не смог тебя проводить, так даже
сейчас забиваю тебе голову своими горестями. К



Назад