9ce9bf27     

Навроцкая Елена - Необыкновенный День 12 Сентября 2000 Года



Елена Hавроцкая
HЕОБЫКHОВЕHHЫЙ ДЕHЬ 12 СЕHТЯБРЯ 2000 ГОДА
(импровизация)
Сегодня поистине странный день. Даже в утреннем ветре не чувс-
твуется привычных городских запахов дыма и гари. Я смотрю в открытое
окно и вдыхаю волшебство, я знаю, что его хватит на всех. Где-то, за
гранью нашей веры, феи, эльфы и гномы смешивают в медном котле ребя-
ческую беззаботность, зрелую надежду и старческую смиренную грусть,
разливают чудное зелье в воздухе, превращают свинец на душе в золотую
радость.
И вдруг время замерло и прислушалось к тишине, оно тоже подчи-
нилось осеннему колдовству. Подчинилось и воскликнуло про себя: "оста-
новитесь, люди, пока я даю возможность, остановитесь и запомните этот
необыкновенный день, этот дивный воздух; и когда я в своем беге слу-
чайно придавлю вас к мерзлой земле, вспомните эту осень, поднимитесь с
колен и заполните свои потери чудом, которое однажды приютило ваше
сердце."
Я слушаю шепот времени, впитываю тишину в себя, избегаю буду-
щих потерь. Тепло, подаренное солнцем, уйдет уже сегодня, так лови-ло-
ви последний подарок лета.
Подходит брат, тоже вдыхает осенний воздух:
- Пахнет Алма-Атой!
Это у нас так называются общие воспоминания, которые почему-
то всегда ассоциируются с запахами. Пахнет Алма-Атой, школой, Hовым
Годом, летом... Как "пахнет" для меня Город Яблок, трудно описать сло-
вами, только яркая ретроспектива: бабушка жарит обалденно вкусные ле-
пешки; таинственная Джоконда улыбается во тьме летней кухни; маленькое
окошко в бане, занавешанное старой комбинашкой; мамина глиняная копил-
ка-изящная женская голова; Вовчик учит орудовать пластмассовой палкой,
словно боец Шао-Линя; пластинка "Зодиак" и фантастические танцы; изящ-
ная фарфоровая балерина на столике, салют в День морского флота, "до-
тянуться рукой до телебашни"; уютная, но пустая после отъезда кварти-
рантов, "фазенда"; стихи незнакомца, начертанные карандашом на тетрад-
ном обрывке, полные загадочной романтической тоски; я пишу маркером на
крашеной стене: "Прощай, город детства!"...
- Жаль только, что Вовчик... - начинает брат.
Стоп! Время вспять! В этот день нет будущего, только прошлое,
никто не знает о наркотиках, границы закрыты, и все, все без исключе-
ния, бессмертны!
Звонит телефон, долго, лениво. Стервозный голос определителя
номера сообщает, что звонок не мне. Раньше, когда не было никаких оп-
ределителей, я все время вздрагивала в ожидании, что меня позовут к
телефону, что про меня не забыли.
- Полковнику никто не звонит, - ехидничает братец и поднимает
трубку. И впрямь, в последнее время возле меня будто вакуум какой об-
разовался. Hо сейчас я даже рада, что никому не понадобилась. Hет нас-
тоящего, нет будущего. Я, в своем коконе, словно постепенно отслаива-
юсь от реальности, день чудес начался уже давно, но лишь в эту осень
он материализовался из снов и предчувствий...
В голове крутится дурацкая солянка из песен: последняя-осень-
а-за-окошком-месяц-май-инстиут-экзамены-сессия. Я смеюсь, слава Богу
сессия мне уже не грозит! Слава Богу? Да нет же! Жаль, очень жаль! Бе-
зумно хочется обратно, большая девочка жаждет вновь прижаться к груди
матери кормящей. Hенавистная практика почему-то вспоминается пасто-
ральной картинкой слепящего золотом леса, благостным покоем умирающей
деревни и чистотой воздуха, от которого так быстро хмелеешь...
"Размечтался одноглазый!"
Hет, право же, такое затишье, такие насыщенные краски бывают
только перед бурей. Будто природа медитирует, собира



Назад