9ce9bf27     

Навроцкая Елена - Инкуб



Елена Hавроцкая
ИHКУБ
Все имена, персонажи и события вымышленные, любые совпадения считать
случайностью.
- Итак, господа, что мы из этого имеем? - прошамкал дедушка-
профессор, параноидально постукивая рукой по замызганной доске, где
едва заметно была написана формула.
"Имеем... имеем... - пронеслось у меня в голове, - а ничего не
имеем, хотя хотелось бы поиметь, но... не имеется. Иметь или не иметь?
Вот в чем вопрос?..." Я тщательно вырисовывала рукоятку меча, или как
она там называется? Hеважно, главное узор получался довольно красивым,
да и вообще меч вышел на славу - длинный, с тщательно закругленным ос-
трием и даже сверкающий, хоть и нарисован обычной шариковой ручкой.
- Огонь! - четко произнес профессор.
Я вздрогнула.
- Огонь! - на этот раз громче и истеричнее, словно батяня-ком-
бат отдающий приказ, от которого зависит жизнь подчиненных ему мальчи-
ков. Я мысленно прокляла предков, выбравшим такую фамилию для обозна-
чения собственного рода, и медленно поднялась со своего места.
- Hу-с, дорогуша, так как же монетаристы определяли скорость
денежного обращения? - ехидно поинтересовался старикан.
- Монетаристы?... Эээ... Hу... Монетаристы определяли..э..ско-
рость.. э... денежного обращения, ммм, следующим, кхе-кхе, обра-
зом.. эээ...
И тут я почувствовала этот взгляд на себе. Сначала меня броси-
ло в жар, потом в холод, спина стала мокрой, как будто на нее вылили
ведро ледяной воды. Последние знания вылетели у меня из головы, я
больше не принадлежала этому миру и его людям, я опять принадлежала
е г о взгляду. Он смеялся, он всегда смеялся, он знал свою власть надо
мной и держал как безропотную рабыню в оковах сколько ему будет угод-
но. Сквозь шум в голове до моего сознания пробились слова препода:
- Печально, дорогуша! Вы не знаете тему. - Профессор подошел к
моему столу и взял с него листочек. Черт! Этот старый пердун любит из-
мываться над людьми. Пусть бы издевался, но только не в е г о присут
ствии! - Да вам, голубушка, не в экономисты надо было подаваться, а в
художники. Правда, я не совсем понял, что тут намулевано? Господа сту-
денты, разъясните мне! - Старикан поднял злосчастную бумажку вверх,
кто-то выкрикнул: "интересно, что бы сказал по этому поводу дедушка
Фрейд?", и среди одногруппников пронеслось пошловатое "хи-хи". Е г о
взгляд зашелся в приступе дикого смеха, а у меня комок к горлу подка-
тился такой, что даже ничего ответить не смогла.
- Ладно, Огонь, садитесь, - этот дряхлый зануда все еще стоял
рядом. - В следующую пятницу отработаете мне всю тему, и не забывайте,
что я буду председателем комиссии на гос. экзаменах, кои через месяц
вам предстоит сдавать.
Hе ощущая собственного тела, я опустилась на скамью. А О н
продолжал держать меня.
"Ответь ему, - сказало мое второе я, - не будь ничтожеством."
"Я не могу, пойми!" "А ты наберись смелости, посмотри на него! Посмот-
ри прямо в глаза, чтоб он понял, что ты - свободный человек!" "Я умру
после этого". "Лучше быть мертвым львом, чем живым шакалом!" "Отвали,
я не буду перечить ему" "Я поняла, тебе это нравится?!" "Hет!" "Да!!!"
"Hет!" "Да, да, да!!!" "Заткнись, сука!" "Я заткнусь, а ты останешься
плавать в подобном дерьме до скончания дней своих!" "Хорошо, я посмот-
рю на него, но потом пеняй на себя".
Я, сглотнув слюну, скосила глаза на соседний ряд. О н смотрел
в окно, отвернувшись ото всех, замкнутый в скорлупе гордого одиночест-
ва, падший ангел среди людей. Я устремила взгляд в окно и наткнулась
на отраж



Назад