9ce9bf27     

Насибов Орхан - Аптека



Орхан Насибов
"АПТЕКА"
Этому дураку одной марихуаны было мало, ему таблеток подавай. Он мог их
выпить за раз столько, сколько могла вместить его огромная ладонь. Его так и
называли "Аптека". Главное правило наш  провизор уяснил еще сызмальства - все
необходимые препараты  должны иметь яркие, броские цвета. Частенько
приходилось слышать от него историю, как подростком он воровал с маминой
тумбочки разноцветные пилюли дающие не менее разноцветные сны. Так он и жил,
воруя свои разноцветные сны с раскладок для больных на медицинских постах,
пробираясь в больницы под видом посетителя. При одном беглом взгляде на это
существо казалось, что он набит лекарствами более, чем городская аптечная
база. И правда, со знанием дела подбирая таблетки по оттенкам и формам, он
раскладывал их по карманам, имея при себе и без того приличный запас. Но
несмотря на свой профессионализм, все же и он "давал петуха", нет он не ставил
себе двойки - он платил, извиваясь после  очередной принятой ладошки не в
очень художественных позах в уборной, проводя там часы, а то и дни братаясь с
унитазом. Но это все его никогда так не забавляло, по сравнению с тем, о чем
он любил рассказать...
Это стало происходить с ним совсем незадолго до его смерти. Вдруг он
прозрел! Он стал видеть людей такими, какими бы они были на самом деле. Будь
то на улице или в буфете, или даже в битком набитом автобусе люди превращались
в зверьё. Да-да в зверьё. Так, впервые он увидел их выходя из сосисочной на
углу родной улицы, где с дружками по привычке ловили свой кайф. В сумерках
вечера на него чуть не наехал здоровый мерин в цивильном костюме и при
галстуке, а дальше - больше, вся улица была переполнена, удавами в платьях,
свиньями в жилетках, петухами в мундирах, и прочей гадостью. Впервые к нему
тогда пришел "мандраж ",хотя он и не знал еще значения этого слова. Он
вернулся к себе за столик, где козлы - его дружки отрешенно слушали джаз со
стеклянными от дыма глазами и уткнувшись в стол, накрывшись для верности
руками попытался убраться в сон. Ой ладошки вы мои неразборчивые...
И с тех пор поехало, поскакало, поползло. Что ни день, то тюлень. Он даже
привык к этому, называя вещи своими именами: "-Эй ты, выдра! подлей-ка
пивку..." Уже и патрульный заходя к ним в сосисочную подтрунивал: "- Ну скажи,
кто я, Лев? Тигр? Барс?" Но не хотелось неприятностей от этого осла в фуражке.
И так все бы и жилось, если бы в один из вечеров не наведались бы в сосисочную
два запоздалых посетителя. Было тускло и нелюдно как всегда в это время суток.
"Аптека" сидел в дальнем углу развязно откинувшись и досматривал свою
разноцветную историю про дождик, рассыпающийся у его ног снопами желанных
бусинок. Идиллию нарушило резкое непривычное сопение доносящееся от стойки.
"-Эй вы, там, пора бы и ноздри прочистить!" -кинул он в силуэты на правах
хозяина. Посетители обернулись. Сверкающие, налитые кровью круглые бычьи глаза
не сказали от стойки ничего хорошего. "Бычары !"- подытожил брезгливо
"Аптека". Огромные извитые рога со свистом рассекли пространство. В один
момент один из посетителей огромным прыжком оказался прямо над ним. Острая
боль вспорола все тело...
Так и было записано позже в патрульном протоколе "Забодал бык".
13.11.97г. Москва




Назад