9ce9bf27     

Нарижные В & Д - Летопись



В. и Д. Нарижные.
Летопись
Happy End
Симпатичный Домик
Кто первый, кто последний
Ламбада судьбы
Операция +
Предисловие
Авторы приносят глубочайшие извинения любознательному читателю. В са-
мом деле - какое множество исторических несообразностей, ошибок и притя-
нутых за уши выдумок! При чтении складывается впечатление, что во всей
летописи (кстати, каковы авторы! И название-то какое придумали - лето-
пись!) - да, так во всей летописи нет ни одного положительного героя!
Одним словом - безобразие, да и только.
Но терпение! Смеем уверить, что авторы сами прекрасно осведомлены,
что трилобиты, к примеру - это не девонский период, а иго Золотой Орды
на Руси продолжалось несколько дольше, чем описано... Хотя к Руси как
таковой охватываемые события имеют несколько косвенное отношение.
Итак, на суд любознательного читателя выносится эта книга, являющаяся
плодом игры ума, родившаяся от нечего делать и не притязующая на
сколько-нибудь серьезное отношение. Засим авторы надеются, что несколько
приятных минут она все-таки доставит.
А если нет - то нет...
С уважением,
В. и Д. Нарижные.
Happy End
история первая
Перепетуй Хряк работал богатырем. Работа хоть и не калымная, но на
жизнь хватало. Ну конечно, если не татаровья поганые да заморские змеи
проклятые, то и совсем было бы хорошо. Так нет же! Два раза уж из отпус-
ка отзывали.
Вернувшись с ночного дозора, Хряк с остервенением обнаружил дома за-
моренного гонца с соседней заставы. Обложив его матом, Перепетуй к свое-
му величайшему неудовольствию узнал, что запланированная на бархатный
сезон (Хряк очень любил груши) поездка к теплому Хазарскому морю очеред-
ной раз "накрылась". Подвалили половцы.
- Эх, зря поменял пулемет! - крепкой задней мыслью подумал Хряк. - А
таки славно погулял! Черт с ними, хватит с них и меча-кладенца!..
- Командировка за ваш счет! - веско сказал он гонцу. Тот готовно мот-
нул головой:
- Само собой. Только на много не надейся: в Казани самим жрать неча,
- гонец шмыгнул исхудавшим носом. - Десятину с трофеев даем! И то себе в
убыток.
Хряк собирался в дорогу. Похлопав Сивку-Бурку по плотному заду, Пере-
петуй ловко вскочил в седло. Бурка тяжело вздохнул и упал.
- ! волчья сыть!.. - бормотал богатырь, выбираясь из-под лошади; сло-
жив увесистый кулак, он дал его обнюхать Сивке. Сивка вздохнул еще тяже-
лее, поморщился и нехотя поднялся.
Дорогой богатырь думал о превратностях судьбы. Глубокая задумчивость
расположила его к глубокому сну. Солнце усердно наяривало в затылок, и
богатырь заснул богатырским сном.
Хряк проснулся оттого, что жало под мышкой. Жала веревка. Веревка бы-
ла половецкая. Ею Перепетуй был связан по рукам и ногам. Вокруг мирно
текла военная жизнь половецкого лагеря. Половцы деловито свежевали Сив-
ку-Бурку и собирали кизяк для костров. Перепетуй уронил скупую мужскую
слезу и снова заснул.
Когда Перепетуй снова проснулся, коня уже съели. Половцы молились
своим поганым языческим богам. Ихние ребятишки с боевыми криками упраж-
нялись в стрельбе из лука по чучелу русского воеводы. Хряк презрительно
отвернулся и стал гордо глядеть на облака. Что-то назревало. Вдалеке по-
казался эффектный силуэт змея Горыныча, и Хряк понял: назрело. Половцы
стройными колоннами убегали за горизонт. Змей приближался, уже были вид-
ны детали оперения. Кожистые крылья были прорваны во многих местах, а
вместо средней головы болталась свежесрубленная культя.
- Не иначе Муромца работа, - подумал Хряк. - Никогда до конца не до



Назад