9ce9bf27 пермь ролл ап, бесплатная доставка, доставка вкуснейших роллов в перми. |     

Нагорный Глеб - Компьютерный Флёр



ГЛЕБ НАГОРНЫЙ
  
КОМПЬЮТЕРНЫЙ ФЛЁР
Часть 1. Отделы
  
Ализариновые чернила
   В темноте длинных коридоров, петляющих и сворачивающих в самых немыслимых местах, в тупиках и неизведанных пространствах этажей, покрытых пылью и изъеденных грибком, послышалось жужжание и глухое потрескивание, Здание наподобие мощной турбины тяжело вдохнуло-выдохнуло, мглу разорвало голубым лучом, яркий искусственный свет полоснул по кабинетам и табличкам - просочившись в наиболее отдаленные уголки, разбудил служащих, прислуживающих и подслуживающих, оживил всевозможные отделы и ведомства, единственное наружное давно не мытое Окно перелилось из мутно-фиолетового в бутылочно-осколочное и, наконец, повсюду зажглись режущие глаз многочисленные огни.
   Начался обычный трудовой день.
   Просыпающиеся, зевающие, суставно-хрустно потягивающиеся чиновники одного из подразделений вяло перекладывали бумаги с места на место, сонно обменивались репликами и делились ночными впечатлениями.
   - Представляете, мне снилось, что за нами есть жизнь! - оторвавшись от загроможденного бумагами стола, произнес потрепанный приказный крючок с чернильной душой и крапивным семенем.
   Он жизнерадостно хрустнул корешком позвоночника, выпрямился, и ворох желтых, замызганных листов, составлявших его костюм, словно крылья изготовившейся к полету птицы, нервно затрепетал. Служащий попытался воспарить, но лишь скорбно вздохнул и в который раз в своей жизни безвольно склонился над столом. Через мгновение отпрянул и закашлялся: мрачная тень упала на тушку чернильницы, внутри которой показался сочный никотиновый червь - жирный белесый окурок с солнечной каймой и остатками света "...Lights".
   - Полноте, Словник, рожденный ползать - упасть не может... Радуйтесь хотя бы этому... - булькнул отечный субъект в глянцевом переливающемся костюме, восседавший за перпендикулярным столом.

Выдув в потолок два кольца - одно в другое, - он перегнулся через стоящий около забитой окурками держательницы для перьев покосившийся картонный трехгранник, на котором жирным курсивом значилось: "Тезаурус. От А до Я", сдул с него пыль, стряхнул пепел с сигареты в чернильницу Словника и выжался из-за стола.
   - Все вы со своими шуточками, Тезаурус, - вознегодовал Словник. - Но ведь хочется, понимаете? Хочется.
   - Здание - единственное разумное образование. Если и возможна другая жизнь, то только в другом подобном Массиве, - размеренно вышагивая по кабинету, будто ставя жирные точки, отозвался Тезаурус.
   - А как же Окно? Вероятно, Оно и ведет нас в мир Иной... - не сдавался Словник.
   - Окно - есть фотообои. И любое кажущееся нам проявление жизни за Ним - иллюзия. Вам ли не знать, что Все, творящееся за Ним, лишь плод фантазии мастеров кутюрного цеха? - Тезаурус помедлил: - И да будет вам известно, что все за Окном полностью принадлежит Зданию.
   - Жаль, - огорченно молвил Словник. - Приятный, нет, я бы даже сказал, удивительный был сон. Свобода! Полет!

Фантазия!
   - Вам что, у нас не нравится? - Тезаурус перестал чеканить шаг и остановился. Задушил-раздавил никотинового червя в чернильнице коллеги.
   Словнику показалось, что на него уставилась жирная клякса - средоточие всех каллиграфических бед. Казалось бы, стоит перед ним уважаемый работник печатного цеха, в котором таится вся информация Здания от "А" до "Я": математика и поэзия - аксиома и ямб, а приглядишься, ничего-то за ним кроме азбуки ярыжничества и нет. Мелкий чинуша, паяц, запойник, возомнивший, что знает о Здании больше, чем Оно



Назад