9ce9bf27     

Нагибин Юрий - Прекрасная Лошадь



Юрий Маркович Нагибин
ПРЕКРАСНАЯ ЛОШАДЬ
Рассказ
Я видел ее несколько раз, тем безотчетным, не посылающим в мозг четкого
сигнала взглядом, каким мы чаще всего обходимся в повседневной жизни, защищая
невыносливое сознание от жгучего обилия впечатлений. Нечто находилось в
пространстве вокруг дома отдыха, не входя в положенный реестр; оно не было ни
деревом, ни кустом, ни машиной, ни отдыхающим, ни землемером с теодолитом -
небольшая, компактная масса, проступавшая сквозь утреннюю туманную изморось и
наливавшаяся сгустком тьмы в ранних ноябрьских сумерках. Для рассеянного
сознания это вот "неположенное" сперва "находилось" на территории дома отдыха,
затем потребовало для себя иных глаголов, признающих динамизм явления: оно
"появлялось" и "исчезало", и наконец великим глаголом "жить" было возведено в
ранг одушевленного существа: в нашем просторе, то рождаясь из света, то
пропадая во тьме, жила лошадь.
Впрочем, тут у меня сдвиг, пропуск лошадь - это позже, поначалу же был
призрак лошади. Да, мы узнали, что вокруг громадного корпуса дома отдыха, по
необъятной и почти девственной территории, как-то ненадежно и неуверенно
отобранной у леса, реки и поля, бродит призрак лошади.
Во всяком другом месте подобное открытие возбудило бы тревогу, брожение
умов, но только не в этой подмосковной здравнице, самом странном заведении из
всех виданных мною за долгую жизнь.
Двусмысленность была в самой основе "дома отдыха санаторного типа", ибо
никто не ведал, в чем призвание громозда, выросшего не так давно с краю старой
барской усадьбы: созидать или разрушать здоровье своих обитателей. Одни
являлись сюда с простой путевкой и откровенным желанием "пожуировать жизнью",
другие - с курортной картой и робкой надеждой, что тут им обновят тела и душу.
А в храме здоровья неумолчно гремел праздник, звучала вакхическая песнь, и
густые, подступающие к окнам дома леса служили прибежищем озорной любви.
Из леса являлись разные таинственные существа. Однажды поутру тонкий
чистый снег, выпавший за ночь, оказался испещренным бесчисленными маленькими
следами, которые невозможно было приписать обычным обитателям Подмосковья:
лисицам, зайцам, кабанам, ласкам. Разгадку подсказало художественное чутье
одной отдыхающей дамы. Томимая бессонницей, она поднялась на рассвете,
отдернула занавеску, и ей почудилось, что по земле расстелена царская мантия.
Образ подсказал отгадку, к дому приходили горностаи - белые с черными
хвостиками, их шкурками некогда отделывали парадное царево платье.
Другой раз по залитой луной опушке леса металась тень гигантского рогача.
Наверное, то был лось, но самого зверя никто не углядел, лишь стремительная
тень промелькивала по лунной бледности земли и хвойника.
Старинная усадьба вносила свою мистическую лепту в здешнее бытие. Там был
глухой парк, темные липовые аллеи, желтый облупившийся дворец с белоколонным
портиком, старое кладбище, розовая барочная действующая церковь Всех скорбящих
с ампирной колокольней. На кладбище, среди металлических ажурных крестов, под
которыми осыпались могилы елизаветинских фрейлин и екатерининских вельмож,
мигали ночами синие огоньки. Молва утверждала, что неугомонившиеся души
фрейлин развеселой императрицы, покинув тесные обиталища, любезничают с душами
галантных кавалеров любвеобильнейшего из всех монарших дворов.
Готовность к чуду была разлита в непрочном воздухе поздней осени, то
крепком, на ранье каленом от сухо-студеного утренника, а днем прогреваемого
солнцем до летней б



Назад