9ce9bf27     

Набоков Владимир - Предисловие К 'герою Нашего Времени'



Владимир Набоков
Предисловие к "Герою нашего времени"
1
В 1841 году, за несколько месяцев до своей смерти (в
результате дуэли с офицером Мартыновым у подножия горы Машук на
Кавказе), Михаил Лермонтов (1814-- 1841) написал пророческие
стихи:
В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая, еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня -- но спал я мертвым сном.
И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.
Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;
И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди дымясь чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.
Это замечательное сочинение (в оригинале везде пятистопный
ямб с чередованием женской и мужской рифмы) можно было бы
назвать "Тройной сон".
Некто (Лермонтов, или, точнее, его лирический герой) видит
во сне, будто он умирает в долине у восточных отрогов
Кавказских гор. Это Сон 1, который снится Первому Лицу.
Смертельно раненному человеку (Второму Лицу) снится в свою
очередь молодая женщина, сидящая на пиру в петербургском, не то
московском особняке. Это Сон 2 внутри Сна 1.
Молодой женщине, сидящей на пиру, снится Второе Лицо (этот
человек умирает в конце стихотворения), лежащее в долине
далекого Дагестана. Это Сон 3 внутри Сна 2 внутри Сна 1,
который, сделав замкнутую спираль, возвращает нас к начальной
строфе.
Витки пяти этих четверостиший сродни переплетению пяти
рассказов, составивших роман Лермонтова "Герой нашего времени".
В первых двух -- "Бэла" и "Максим Максимыч" -- автор, или,
говоря точнее, герой-рассказчик, любознательный путешественник,
описывает свою поездку на Кавказ по Военно-Грузинской дороге в
1837 году или около того. Это Рассказчик 1.
Выехав из Тифлиса в северном направлении, он знакомится в
пути со старым воякой по имени Максим Максимыч. Какое-то время
они путешествуют вместе, и Максим Максимыч сообщает Рассказчику
1 о некоем Григории Александровиче Печорине, который, тому пять
лет, неся военную службу в Чечне, севернее Дагестана, однажды
умыкнул черкешенку. Максим Максимыч -- это Рассказчик 2, и
история его называется "Бэла".
При следующем своем дорожном свидании ("Максим Максимыч")
Рассказчик 1 и Рассказчик 2 встречают самого Печорина.
Последний становится Рассказчиком 3 -- ведь еще три истории
будут взяты из журнала Печорина, который Рассказчик 1
опубликует посмертно.
Внимательный читатель отметит, что весь фокус подобной
композиции состоит в том, чтобы раз за разом приближать к нам
Печорина, пока наконец он сам не заговорит с нами, но к тому
времени его уже не будет в живых. В первом рассказе Печорин
находится от читателя на "троюродном" расстоянии, поскольку мы
узнаем о нем со слов Максима Максимыча да еще в передаче
Рассказчика 1. Во второй истории Рассказчик 2 как бы
самоустраняется, и Рассказчик 1 получает возможность увидеть
Печорина собственными глазами. С каким трогательным нетерпением
спешил Максим Максимыч предъявить своего героя в натуре. И вот
перед нами три последних рассказа; теперь, когда Рассказчик 1 и
Рассказчик 2 отошли в сторону, мы оказываемся с Печориным лицом
к лицу.
Из-за такой спиральной композиции временная
последовательность оказывается как бы размытой. Р



Назад