9ce9bf27     

Набоков Владимир - Отчаяние



Владимир Набоков
Отчаяние
ГЛАВА I.
Если бы я не был  совершенно увeрен  в  своей писательской силe, в 
чудной своей способности выражать с  предeльным  изяществом  и живостью --
-- Так , примeрно, я полагал  начать свою повeсть. Далeе я обратил  бы
вниманiе читателя на то, что, не будь во мнe этой силы, способности и
прочаго, я бы не только отказался от  описыванiя недавних  событiй, но и
вообще нечего было бы описывать, ибо, дорогой читатель, не случилось бы
ничего. ?то глупо, но зато ясно. Лишь дару проникать в  измышленiя жизни,
врожденной склонности к  непрерывному творчеству я обязан  тeм  -- -- Тут  я
сравнил  бы нарушителя того закона, который запрещает  проливать
красненькое, с  поэтом , с  артистом ... Но, как  говаривал  мой бeдный
лeвша, философiя выдумка богачей. Долой.
Я, кажется, попросту не знаю, с  чего начать. Смeшон  пожилой человeк ,
который бeгом , с  прыгающими щеками, с  рeшительным  топотом , догнал  {5}
послeднiй автобус , но боится вскочить на ходу, и виновато улыбаясь, еще
труся по инерцiи, отстает . Неужто не смeю вскочить? Он  воет , он 
ускоряет  ход , он  сейчас  уйдет  за угол , непоправимо, -- могучiй
автобус  моего разсказа. Образ  довольно громоздкiй. Я все еще бeгу.
Покойный отец  мой был  ревельскiй нeмец , по образованiю агроном ,
покойная мать -- чисто-русская. Стариннаго княжескаго рода. Да, в  жаркiе
лeтнiе дни она, бывало, в  сиреневых  шелках , томная, с  вeером  в  рукe,
полулежала в  качалкe обмахиваясь, кушала шоколад , и наливались сeнокосным 
вeтром  лиловые паруса спущенных  штор . Во время войны меня, нeмецкаго
подданнаго, интернировали, -- я только-что поступил  в  петербургскiй
университет , пришлось все бросить. С  конца четырнадцатаго до середины
девятнадцатая года я прочел  тысяча восемнадцать книг , -- вел  счет .
Проeздом  в  Германiю я на три мeсяца застрял  в  Москвe и там  женился. С 
двадцатаго года проживал  в  Берлинe. Девятаго мая тридцатаго года, уже
перевалив  лично за тридцать пять -- --
Маленькое отступленiе: насчет  матери я соврал . По настоящему она была
дочь мелкаго мeщанина, -- простая, грубая женщина в  грязной кацавейкe. Я
мог  бы, конечно, похерить выдуманную исторiю с  вeером , но я нарочно
оставляю ее, как  образец  одной из  главных  моих  черт : легкой,
вдохновенной лживости. Итак , говорю я, девятаго мая тридцатаго года я был 
по дeлу в  Прагe. Дeло было шоколадное. Шоколад  -- хорошая вещь. Есть
барышни, которыя {6} любят  только горькiй сорт , -- надменныя лакомки. Не
понимаю, зачeм  беру такой тон .
У меня руки дрожат , мнe хочется заорать или разбить что-нибудь,
грохнуть чeм -нибудь об  пол ... В  таком  настроенiи невозможно вести
плавное повeствованiе. У меня сердце чешется, -- ужасное ощущенiе. Надо
успокоиться, надо взять себя в  руки. Так  нельзя. Спокойствiе. Шоколад ,
как  извeстно, (представьте себe, что слeдует  описанiе его производства).
На оберткe нашего товара изображена дама в  лиловом , с  вeером . Мы
предлагали иностранной фирмe, скатывавшейся в  банкротство, перейти на наше
производство для обслуживанiя Чехiи, -- поэтому-то я и оказался в  Прагe.
Утром  девятаго мая я, из  гостиницы, в  таксомоторe отправился -- -- Все
это скучно докладывать, убiйственно скучно, -- мнe хочется поскорeе
добраться до главнаго, -- но вeдь полагается же кое-что предварительно
об яснить. Словом , -- контора фирмы была на окраинe города, и я не застал 
кого хотeл , сказали, что он  будет  через  час , навeрное



Назад