9ce9bf27     

Набоков Владимир - Месть



Владимир Набоков
Месть
I
Остенде, каменная пристань, серый штранд, далекий ряд гостиниц
медленно поворачивались, уплывали в бирюзовую муть осеннего дня.
Профессор закутал ноги в клетчатый плед и со скрипом откинулся в
парусиновый уют складного кресла. На чистой охряной палубе было людно, но
тихо. Сдержанно ухали котлы.
Молоденькая англичанка в шерстяных чулках бровью указала на
профессора.
- Похож на Шелдона, не правда ли? - обратилась она к брату, стоящему
подле.
Шелдон был комический актер, - лысый великан с круглым рыхлым лицом.
- Он очень доволен морем... - тихо добавила англичанка. После чего
она, к сожаленью, выпадает из моего рассказа.
Брат ее, мешковатый рыжий студент, возвращающийся в свой университет,
- кончались летние каникулы, - вынул изо рта трубку и сказал:
- Это наш биолог. Великолепный старик. Нужно мне поздороваться с ним.
Он подошел к профессору. Тот поднял тяжелые веки. Узнал одного из
худших и прилежнейших своих учеников.
- Переход будет превосходен, - сказал студент, легко пожав большую
холодную руку, поданную ему.
- Я надеюсь, - отвечал профессор, пальцами поглаживая серую свою щеку.
И повторил внушительно:
- Да, я надеюсь.
Студент скользнул глазами по двум чемоданам, стоящим рядом со складным
креслом. Один был старый, степенный: как пятна птичьего помета на
памятниках, белели на нем следы давнишних наклеек. Другой - совсем новый,
оранжевый, с горящими замками, почему-то привлек внимание студента.
- Позвольте, - подниму ваш чемодан, - а то упадет, - предложил он,
чтобы как-нибудь поддержать разговор.
Профессор усмехнулся. Не то седобровый комик, не то стареющий
боксер...
- Чемодан, говорите? А знаете ли, что я в нем везу? - спросил он,
словно с некоторым раздраженьем. - Не угадываете? Прекрасный предмет!..
Особый род вешалки...
- Немецкое изобретение, сэр? - подсказал студент, вспомнив, что биолог
только что побывал в Берлине на ученом съезде.
Профессор засмеялся сочным скрипучим смехом. Огнем брызнул золотой
зуб.
- Божественное изобретение, друг мой, божественное. Необходимое
всякому человеку. Впрочем, вы сами возите с собою такой же предмет. А? Или,
может быть, вы - полип?
Студент осклабился. Знал, что профессор склонен темно шутить. О
старике много толковали в университете. Говорили, что мучит он свою жену -
совсем молодую женщину. Студент раз видел ее: худенькая такая, с
поразительными глазами...
- Как поживает, сэр, супруга ваша? - спросил рыжий студент.
Профессор отвечал:
- Открою вам правду, мой дорогой друг. Я долго боролся с собой, но
теперь принужден вам сказать... Мой дорогой друг, я люблю путешествовать
молча. Верю, вы простите меня.
И тут, разделяя участь своей сестры, студент, смущенно посвистывая,
навсегда уходит с этих страниц.
А биолог надвинул черную фетровую шляпу на щетинистые брови, так как
ослепительно била в глаза морская зыбь, и погрузился в мнимый сон. Серое
бритое лицо его, с крупным носом и тяжелым подбородком, было облито солнцем
и казалось только что вылепленным из мокрой глины. Когда на солнце набегало
легкое осеннее облако, лицо профессора становилось вдруг каменным - темнело
и высыхало. Все это, конечно, было лишь сменой теней и света, а не
отражением мыслей его, Вряд ли на профессора приятно было бы смотреть, если
б действительно мысли его отражались.
Дело в том, что на днях он получил из Лондона от наемного сыщика
донесение о том, что жена ему изменяет. Перехвачено было письмо, написанное
мелким, знакомым почерком и н



Назад