9ce9bf27     

Набоков Владимир - Как Редко Теперь Пишу По-Русски



Из переписки в. В. Набокова и М.А. Алданова
Как редко теперь пишу по-русски...
I
Вниманию читателей предлагается переписка Владимира Набокова и Марка
Алданова 1940 - 1956 гг. Говорить о популярности этих двух писателей в
сегодняшней России - это значит, кажется, повторять общие места. Отмечу
только, что именно журнал "Октябрь" первым в 1986 году познакомил
отечественную читающую публику с лирикой Набокова, что на его страницах в
судьбоносном 1991 г. появился роман Алданова о ленинской эпохе
"Самоубийство", а другой его роман, "Начало конца", вообще был впервые
напечатан полностью по-русски в "Октябре" в 1993 г.: npu жизни автора он
увидел свет в английском переводе и был удостоен в США престижной
литературной награды, но на русском языке печатался только в эмигрантских
журналах в сокращенном виде.
Переписка Алданова и Набокова никогда не печаталась и за пределами
нашей страны. Общепринятый взгляд, что в художественном творчестве писатель
скрывается за созданными им персонажами, а в переписке выступает от первого
лица, сбросив маски, справедлив не во всех случаях. Набоков в письмах тот
же, что и в своей прозе. Очень близка, например, ироническая тональность
изображения нравов эмигрантских литературных собраний в его "Даре" и в его
письме Алданову от 18 апреля 1955 г. Алданов же в художественных
произведениях язвительный остроумец, эрудит, а в переписке иной, гасит свои
обычные резкие сатирические краски. Тому была веская причина: он, издатель
журнала, стремился объединить людей разных воззрений, заставишь их забыть
разногласия, делать общее дело - ирония здесь была бы не к месту.
Письма из фондов Алданова относятся к сороковым и пятидесятым годам,
хотя переписка двух писателей, несомненно, началась раньше. У Алданова был
обычай сохранять все письма, что он получал, а также машинописные копии
своих ответов. Но летом 1940 г. гитлеровцы заняли Париж, его архив был
уничтожен, а ему самому пришлось бежать на юг Франции, в Ниццу, где не было
немецких войск. Вскоре последовало второе бегство - через океан, в
Соединенные Штаты. Несколько раньше проделал свой путь в Америку Набоков.
Первое письмо, что мы ниже публикуем, датировано 30-м июля 1940 г.: Набоков
уже в США, Алданов хлопочет о визе. По-видимому, сразу по его получении
Набоков делает короткую приписку в письме к Алданову историка, профессора
Гарвардского университета М. М. Карповича (14 августа 1940 г.).
Эти два документа печатаются по рукописям, хранящимся в Российском
фонде культуры в Москве. Все нижеследующие - по текстам, хранящимся в
Бахметевском архиве Колумбийского университета (Нью-Йорк, США).
О Бахметевском архиве следует сказать особо. Он назван по имени своего
основателя Б. А. Бахметева, крупного ученого в области гидравлики, посла
Временного правительства в США, позднее профессора Колумбийского
университета, известного мецената. Когда в 1948 г. в руки большевиков попал
Русский заграничный исторический архив в Праге, возникла надобность в
создании нового эмигрантского архива. Бахметев выступил энтузиастом этого
проекта и положил начало сбору средств. В оргкомитет вошли Алданов, И. А.
Бунин, историки М. М. Карпович, Б. И. Николаевский и В. А. Маклаков, А. Л.
Толстая.
Бахметев скончался 21 июля 1951 г. 19 октября того же года Алданов
писал В. А. Маклакову: "Весь смысл идеи покойного Бориса Александровича
заключался в том, что основанный нами семью архив в случае освобождения
России будет переведен в Москву. Иначе его и основыват



Назад